Такое вот кино

В Спорово, скажет всякий, кто хотя бы единожды побывал в этой уникальной деревне, пожалуй, самой колоритной в нашем крае, что ни человек – то яркая личность, незабываемыйпрокураты характер. Скажете, преувеличение? Ничуть. Магия этого замечательного места у озера такова, что люди здесь рождаются и вырастают особенными, наделенными сильными самобытными характерами, жизненной стойкостью, доброжелательным нравом, неподражаемым местным юмором, который и сделал споровцов известными далеко за пределами их исторической и географической родины.

Особая глава – споровские семьи! Мало того, что многодетные (где еще их столько найдешь, разве что в Здитово?), так еще и все непохожие, с богатой и пестрой палитрой характеров, порой необъятным ареалом расселения, с неповторимыми семейными устоями. В доме у Романа Романовича и Елены Ивановны Прокурат, например, это своеобразие ощущается уже после нескольких минут разговора. Под одним кровом вот уже пятьдесят лет сосуществуют (нельзя сказать, чтобы в абсолютном согласии, но уж точно, в любви!) две ярких личности, два сильных характера. Мощной энергией этого союза заряжены не только их четверо детей, но и их семьи.
Рассказы о внешне похожих супругах, которым уже поэтому обеспечено счастье, или о союзах, чьи «половинки» становятся схожи с годами, – это не про них. Представительный Роман Романович и стройная, худенькая Елена Ивановна, напоминающая юную девушку-подростка – внешне они антиподы. Разница в 9 лет (поженились, когда невесте было 20, а жениху – 29) с годами как-то выравнялась, а вот упорные и независимые споровские характеры остались и получили свое развитие. Елена родом из бедной многодетной семьи, самая младшая, десятая по счету. У Романа сестра и два брата – остальные умерли в младенческом возрасте. Закончив семилетку, Елена еще до замужества 4 года отработала на совхозном птичнике. Вся последующая жизнь также оказалась связанной с родным совхозом. Пять лет молодые люди жили с родителями мужа: свой дом еще только предстояло построить.
– Свекровь у меня была добрая, – с теплом в голосе говорит Елена Ивановна. И тотчас добавляет: – Зато сестра у Романа была вредная, замучила меня совсем…
Начало шестидесятых годов в деревнях района бы-ло далеким от того, что рассказывали учебники о светлом коммунистическом «завтра». Большинство споровских семей буквально боролись за существование, преодолевая беспросветную «беднечу». Зарабатываемые копейки в тогдашнем совхозе «Песковский» не могли накормить детей. Земля-«осушка» хороших урожаев не давала. Вот и ездили споровцы «в заработки» на Украину, в Россию.
18 лет из года в год Роман Романович привозил в дом заработанный в России хлеб. Ездил без отрыва от работы, во время отпусков. А в родном Спорово работал киномехаником, крутил кино, всегда неукоснительно выполнял план, был только на хорошем счету у начальства. Да и у односельчан пользовался уважением. Сегодня Р.Р. Прокурат в обиде на совхоз, не включивший ему в трудовой стаж отработанное в России время, что отразилось и на размере пенсии. Объяснения, что страна уже другая, что все-таки тот стаж пришелся на сторону и даже другую республику, да и тот самый совхоз давно реорганизовали, Романовича не устраивают. Неуступчивый твердый характер толкает на все новые попытки найти справедливость…
Пока муж зарабатывал хлеб и «на хлеб», жена растила детей – Людмилу (жительницу Бреста, работницу сферы бытового обслуживания), Ивана (отличного семьянина, отца пятерых детей, главного агронома ОАО «Спорово»), Романа (егеря в биозаказнике «Споровский») и Ирину, специалиста отделения социальной помощи на дому ГУ «Березовский ТЦСОН». На работу снова вышла, когда дети подросли. С тех пор без перерывов трудится в полеводстве.
Работа – естественное состояние Елены Ивановны. Праздность глубоко чужда и непонятна ей, как и практически всем выходцам из крестьянской среды. Пока что немолодая женщина (год назад ей перевалило на восьмой десяток) ощущает в себе достаточно сил и желания трудиться на благо родного хозяйства. Работает быстро, качественно, как говорят, сноровисто, так что не только у нее самой – ни у кого не возникает мысли, что ей пора на заслуженный отдых. Да и как иначе, если вся жизнь Елены Ивановны согрета и освещена песней? Она – неизменный многолетний участник вокального фольклорного коллектива, известная певунья, знающая сотни чудесных неповторимых народных песен.
На вопрос, что любит петь, отвечает: «Николишны песни!» и тут же в подтверждение запевает: «Ой, Боже-Боже, на що я родылася? Нема таго дня, каб я не журылася!»
На контрасте с протяжной печальной песней – искрящиеся смехом глаза певицы. Я смотрю на улыбающегося Романа Романовича и сознаю: супруги понимают друг друга, как в еще одной песне, – «с полуслова, с полувзгляда», тем более, как выясняется в процессе разговора, Роман Романович сам не поет, а вот слушать супругу любит.
Спрашиваю, довольны ли супруги своими детьми, и слышу сказанное то ли в шутку, то ли всерьез: «А кто ж своих не похвалит?». О каждом рассказывают с любовью и гордостью, а младшую, Ирину, называют «скорой помощью»: приезжает чаще других, мгновенно откликается на родительские просьбы.
Поочередно выясняю у супругов, каким характером наделены их «половины». В ответ звучит: «Вредным!», но выражения лиц и улыбки свидетельствуют об обратном…
У них не в ходу сантименты и публичные уверения в любви. Но любовью, душевным теплом и взаимным интересом в этом доме пропитан даже воздух.
Золотой юбилей совместной жизни Прокураты собираются отмечать «на Михайлу» (21 ноября.– Ред.). Говорят, устроят настоящую свадьбу, где главными гостями новобрачных будут члены семьи (дети, невестки, зятья, 11 внуков). Совет да любовь!

Маргарита ГОРОВАЯ.
Фото Николая ЛЕОНОВА.

Оставить отзыв

Введите текст на картинке: